Архыз: очарование или разочарование? Часть 3.

Архыз очарование или разочарование Часть 3Писатель Виктор Сыромятников о том, что стало за последние годы с поселком Архыз

Мало осталось природы

Я очень расстроился от этой статьи и через день вернулся обратно, прямо на курортный комплекс «Архыз». Поразился переменам. Я помнил этот уголок Архыза с названием «Лунная поляна» с конца двадцатого века, ещё почти не тронутого цивилизацией. Лишь под косогором ютились домишки жилья доярок; зданьице сырзавода белело у ручья; и бродили коровы, пощипывая траву, приходивших сюда на лето молочных ферм. Но особенно врезались в память сосны. Просто диво. Огромные, роскошные, с раскидистыми кронами, поодиночке и островками по две-три. Они стояли властно, они царили на всём этом пространстве.

Через речку, напротив, был переброшен деревянный мостик к чуть приметному строеньицу приюта «Романтик». Теперь не то! Державно, надёжно, броско встали корпуса многоэтажных коттеджей. Кругом дорожки, порожки, плитка, брусчатка. Опрятно и рационально. Поверх, дальше, на горизонте, вериницей, как жирафы, опоры канатки: движутся – плывут, покачиваясь, кабины, сверкают и манят к вершинам хребта Абишира-Ахуба. И, первым делом, приезжие бегут к ним, спешат посмотреть с высоты окрестные горы и голубые дали. Посмотришь и запомнишь навсегда вершины заснеженные, сверкающие скалы в синеве, перепады и перекаты хребтов в зелени трав и хвои.

остал природаНо, спустившись и присмотревшись хорошенько, скоро заметишь, что в этом, хорошо спланированном пространстве сооружений из бетона, плитки, стекла и стали чего-то не хватает. Мало осталось природы. На клочке лишь, на каких-то восьми сотках земли, сохранился природный покров и семь сосен на нём. И клочок этот затоптан до пыли, потому как отдыхающим больше деваться некуда. Не сохранилось ни лужаек, ни полянок, ни природных камней-валунов на них; ни кусточка, ни цветочка. Всё взято в квадраты бордюров и стальных ограждений. Ни тропинки меж строений! Стрелою порожки, дорожки, тротуары, площадки, умощённые плиткой брусчатки, и шеренги столбов и фонари на них, как головастики. И охватывает ощущение, что всё это – не для отдыха, а парадных маршей, что это не курортно-спортивный комплекс, а индустриально-показной. Конечно, посмотришь, трассы для лыжников обустроены отменно. А когда, зимой, снег запорошит все эти осыпи, рубцы, изъяны склонов и всё вокруг – будет прекрасно: блистать и сверкать. Но для летнего отдыха сдаётся, не всё продумано.

Мало осталось природы. Почти ничего. Её просто снесли, растерзали, стёрли. Её – по боку. Я упоминал ранее о даче Горбачёва, что в лесу, не доходя пос. Архыз. Её тогда так называли. О, там иначе! Не знаю, как теперь, но тогда (Я видел её с другой стороны реки. Грибы собирал и углубился далеко) – всё по уму. Там не насиловали природу. Оставили как есть. Аккуратненько среди деревьев, кустарника, валунов строения неброские вписаны лужайки, тропинки, дорожки без асфальта и бордюров. Беседка. Ничего городского! Там даже, видно было, в беседке столы необычные. Наподобие пней! Из брёвен – колоды толстенные, какие у мясников бывают для разделки туш. На них, говорят, как раз Горбачёв с Гельмутом Колем – канцлером ФРГ того времени – подписали тогда, четверть века назад, документы о снесении Берлинской стены; разделались, так сказать, с разделом Германии на этих пнях-колодах… Так там, на даче этой, уютно, природно, натурально всё. Смотрел – уходить не хотелось.

И тут бы так. Нет, тут постарались. Прогресс, видите ли. – Нельзя, правда, сказать, что сделано всё задом наперёд, но, по-моему, не очень думали о том, что отдыхать тут будут не только лыжники зимой, но и летом – без лыж. А вот их-то сейчас маловато что-то. Душа просится куда-то: на лужайку, полянку, к речке. А речка напротив! Но там всё разворочено: и русло, и берег. Местами, правда, по берегу в булыжной броне, покрытой паутиной стальной сетки, к воде спуститься можно, но с большим риском для жизни. А мостик? О! Он не ажурно-деревянный, он теперь – прочный, железобетонный. Монстр. Стоит, по нему танк тяжёлый пройдёт, не провалится. И охватывает тебя (на нём и возле) паническое чувство ребёнка, потерявшего родителей!

----0649Окинешь взором округ, вершины и склоны гор, покрытые лесом – душа радуется. Но внизу, поблизости, смотреть не на что. Не сохранились по-над речкой, в обе стороны, полян и уголков укромных. И отнюдь! Отнюдь не прибавляет романтики глубокий и широкий ров-котлован, у самого парадного подъезда офиса курорта; а тем более высоченная бетонная стена, сразу за котлованом, с декором, похожим на волдыри, какие появляются на теле, когда ошпарят кипятком. Она целиком опоясала пространство гостиниц. И, может быть, на кого-то она производит положительное впечатление, а по мне так… зону, то бишь исправительное учреждение для принудительного содержания под стражей. Не более. Она бы, правда, стена эта, много выиграла будь под окрас этих великолепных гостиничных зданий, а ещё больше – одень её плюющем, да убери с неё перила-решётку, кроваво-бурого цвета. Намного!

Впрочем, прозрение уже наступило. Можно в обморок хлопнуться. Сегодня(26.09.15г. по новому стилю) рабочие околупывают, вызывая бесконечное удивление заезжих и местного населения, усердно околупывают кирками и лопатами штыковыми этот волдыреобразный декор со стены. Следом другие – старательно покрывают её очищенную поверхность речной плиткой при помощи мастерков и раствора с примесью слёз… многочисленных налогоплательщиков республики и остального населения Российской Федерации. Плакали ваши денежки (примечание автора). Эти работяги своим трудом резко повышают не только процент занятости по стране, но и на много СИМПАТИЮ к стене этой, так как придают ей совершенно иной окрас и обличие скифской кладки. Смотрится, однако! Много им придётся потрудиться на стене этой… длинною в четверть километра. Хорошо бы за счёт дизайнеров! Чтобы было не повадно впредь. Чтобы хватало тяму им не только получать зарплату регулярно, но и, параллельно с этим, КУ-МЕ-КАТЬ как следует!

Назад, до посёлка Архыз, я пошёл пешком. Дорогой разочаровался. Участок дороги (два км предместье курорта) именуется пос. Романтик. Но романтикой здесь пока что не пахнет. Стояли могучие сосны, рос кустарник, валуны лежали, лужайки приметные были когда-то. Мало чего осталось. Лишь бугорок, обрезанный со всех сторон, на котором, как на горбу драмодера, с десяток старых сосен. Сиротливо стоят, захирели. А в остальном здесь котлованы, гаражи, стены, осыпи, неказистые (новые) постройки, хрущёвского покроя…

А вот и арка, оповещающая вход на территорию курорта. Я её как- то не заметил, когда заезжал сюда. Почему-то, в моём воображении, представлял её выложенную из природного камня, с валунами, соснами, берёзами по бокам, которые здесь когда-то и были. Но, созданный моим воображением образ этой арки пошатнулся, когда я увидел её воочию. Не вдохновляло как-то её приветствие: «Добро пожаловать!». Сиротливо стоит она, четырёхугольная, как забытый транспарант после демонстрации на опустевшей улице. Не добавляют весёлости и очистные сооружения, сразу налево от неё, и трансформаторная подстанция – направо. Не очень трогает и эмблема курорта, изображённая на этой арке. Как стёклошки в калейдоскопе, на ней разноцветные снежинки, голубые и малиновые есть, с красным окрапом.

----0588Могут меня упрекнуть: дескать, какой привередливый! Да нисколько. В оправдание, я приведу пикантный случай, сценку тридцатилетней давности. По-молодости было. Гостили мы здесь компанией у лесника хорошего. Зима. Наутро снег выпал, метровый. Пошёл один из наших к сосне по малой нужде. Вернулся, спрашивает: «А что мы вчера пили?» – «Водку. Хорошую. Столичную!» — разъяснили ему. «А почему же голубой снег тогда, когда я это…» — пробормотал он себе под нос, недоумевая. «А он тут всегда такой» — пояснил ему наш лесник. Поэтому, не стесняясь, заявляю: может где-нибудь, в пустыне Гоби «Бермудском треугольнике», и выпадает снег «малиновый», чем чёрт не шутит. Но в Архызе – никогда. И эмблема эта не вяжется с обликом Архыза. Не вяжется с его обликом и то, что я увидел по дороге дальше. И здесь, по обочине снесены и деревья, и кустарник, камни-валуны, и почвенный грунт. Беспощадно.

Причем во многих местах на расстоянии, непомерно большем, чем следовало бы по нормативам дорожного строительства. Нет: срезано, выдрано, стёрто дальше и столкнуто под кручу, с глаз долой. Торчат оттуда коряги, искорёженные стволы, засохшие кроны. И, похоже, так старались с умыслом. Не без дальнего прицела. Вот на шестом километре от комплекса «Архыз» расчищена площадка в полтора-два гектара. По краям – две засохших сосны. Но не они примета. Почти вплотную к полотну дороги развернулось на ней масштабное строительство коттеджей курортно-экзотического типа. Закачаешься! Уже три стоят и завезён стройматериал и произведена разметка для строительства других… но приостановлено. Надолго ли? Свято место пусто не бывает… Шествую дальше и на развилке, перед поворотом на Софиевский ледник, замечаю с болью одинокую сосну. Оставили. Стоит. Округ земля срезана до грунта материкового, чёрного как сажа. Жалко смотреть. И на ум пришёл образ сосны из стихотворения М.Ю. Лермонтова «На Севере диком…». И сравнил:

«На Севере диком стоит одиноко

На голой вершине сосна.

И дремлет качаясь, и снегом сыпучим

Одета, как ризой, она».

 

М.Ю. Лермонтов

В Архызе Кавказа стоит одиноко

На голой поляне сосна.

Побита, изранена, в коме глубокой

Стоит, засыхает она.

 

В.Сыромятников

И она – визитная карточка курорта «Архыз».

И тут я ещё раз вспомнил: «В порядке шефской помощи, — вещал в своём интервью А.Н. Касмина, – вдоль пятигорского шоссе лесничеством нашим в текущем году было посажено много деревьев». Конечно, там заметно. И локоть «дружбы» — зачтётся. А кто же здесь, в Архызе, будет залечивать эти раны, эти пугающие осыпи, поляны голые, полковник, Алексей Николаевич?!

Выводы я делать не буду. Это отчасти, по административной и даже, больше, по прокурорской части. А я затрудняюсь.

Красота – наше богатство

мостУже в городе я поделился своими впечатлениями от похода в Архыз с близким соседом, карачаевцем. Он, похлопав меня по плечу, сказал: «Ну что ты завёлся, переживаешь так! У нас этой красоты навалом. Не обеднеем…» Ёмко сказано, правдиво, но с зазнайством. Красота – не нефть, не газ, не злато – национальное богатство наше. Но обеднеем, если опохабим, загадим, растранжирим её почём зря. Но будет кормить, поить, одевать, растить нас и потомков наших красота эта, если уберечь сумеем, приобщиться с любовью к ней, сумеем показать рачительно неоткрытые ещё красоты Пхии, Махара, Джагар-Далы, Семиродников и многие другие, ещё не тронутые… И не зазорно будет пригласить и сказать:

Когда приедешь в гости к нам, ты станешь пленником Кавказа.

Но только навсегда: и сразу, и как приедешь в сотый раз –

отрадой будет плен у нас.

Ты здесь отыщешь без труда в природе столько смысла, вкуса.

Как богатырь, в кольчуге льда, царит громадина Эльбруса.

А ниже острые клинки: хребта вершины, скалы, кручи,

что рассекают на куски, ордой нагрянувшие тучи.

Пленённые, они кошмой сползают в ноги склонам гордым.

Их стон стоит здесь громовой, в ущельях вторятся аккорды.

Навстречу молниям орлы спешат, забыв орлят и пищу.

И кличут молнии они, и в тучах встречи с ними ищут.

Как кровь, в артериях меж гор с ворчаньем воды катят к морю,

ведя с камнями вечный спор, так свойственный высокогорью.

Несметным войском тёмный лес застыл, как в карауле.

Шумам и голосам в ауле, и клёкоту орла с небес, —

всем звукам чутко внемлет лес,

готовый ринуться под пули с копьём сосны наперевес,

в защиту лани и косули.

Здесь распускаются цветы, как ордена на френчах склонов.

Несчётное число поклонов, за них горам отвесишь ты.

А выше, уши навострив, залёг рододендрон в дозоре…

Когда Всевышний мир творил, не замышлял здесь места горю.

Но боги людям не указ. Внушил им бес к захватам рвенье.

И стал погибельным Кавказ, ареной войн и истребленья.

Не раз рододендрон смотрел с вершин пожарища и сечи,

ужасную работу стрел, огня, кинжалов и картечи…

На протяжении веков цвели здесь и сметались царства.

Плод гениев и дураков, вражды, отваги и коварства.

Но кровь людская уж давно, не льётся от межверной мести.

Прольётся разве что вино, за стол коль сядешь с горцем вместе.

Прибудешь с Дона ль ты, с Оки, гостеприимно будешь встречен.

Степняк и горец – кунаки, закон есть гор. Он твёрд и вечен!

А много позже, где-то там, вдали уснёшь и будут сниться:

горянки, выточенный стан, её лучистые ресницы, красоты Верхней Теберды,

очарование Архыза, где струи чистые воды, где времени бросая вызов,

пихтач могучий, как атлет, в зелёной строгости мундира

уже шестую сотню лет стоит с осанкой командира;

где тонкий аромат сосны, где круглый год владычет солнце,

оно, как девица в оконце, в твои потом заглянет сны.

Как вихрь, как птица, как клинок, джигит приснится в танце быстром;

его движения – как выстрел и эта удаль рук и ног.

За всё спасибо скажешь ты, но разве только дело в этом!…

Кавказа горы и цветы тебя обяжут быть поэтом.

Виктор Сыромятников

Категория: Власть и общество

Комментарии

  1. Аноним
    Аноним 16 Май, 2016, 01:03

    Все верно. Единственное ему-то уж известно, что самые красивые земли, наверное, уже проданы иным свидомым из центра. Не зря же всякие представители назначаются и они очень быстро ладят с руководством. Видимо есть тут что-то теневое. Кажется гунны-Карачаевцы уже лишились своих исконных территорий. Уточнить бы новых хозяев этих райских мест и спросить с них, «кто позволил?»

    Ответить на этот комментарий
  2. Аслан
    Аслан 10 Январь, 2016, 02:44

    Мне стыдно за власти кчр!!! которые довели все до такого состояния..и почему должны осуждать критику..надо делать выводы и устронять ошибки..!

    Ответить на этот комментарий
  3. Мурат
    Мурат 28 Октябрь, 2015, 10:33

    И все же. Давайте бережно относится к нашей природе.

    Ответить на этот комментарий
  4. Правда?
    Правда? 27 Октябрь, 2015, 08:51

    да все все понимают, умники. И писателей для этого не надо. Только вот вопрос остается — и что?.Чиновникам плевать на все ваши рассуждаения, если вы не в курсе. Что предлагаете, кроме как тосковать и стариковствовать? Ни черта. Ну вот и мы, жители КЧР не знаем. Скоро не только загубят все, но и самим жителям КЧР не будет доступа в свои места. Международные стандарты? Они в вообще где-нибудь в России есть? КЧР маленькое отражение всего что происходит в стране.

    Ответить на этот комментарий
    • Аноним
      Аноним 27 Октябрь, 2015, 14:28

      поэтому и стариковствуют здесь ,что молодежь в упор не замечает творимое с природой. Новое поколение лесников, например. молчу уже про чиновников

      Ответить на этот комментарий
  5. ?куда инвесторы смотрят?
    ?куда инвесторы смотрят? 27 Октябрь, 2015, 03:30

    Можно понять кчровских людей, которые не имеют представления о том, каким должен быть горнолыжный курорт, ну не были они в Куршавелях, творят что хотят по своему усмотрению. Для них сосны это не ценность, а норма жизни, че в них особенного, стоят тут сколько лет, ну нет их теперь и чё. Ну не знают наши люди, что именно растения создают тот уникальный горный климат (особую экосистему), который ценится на подобных курортах. Но нашим людям это простительно.
    А вот Хлопонин, например, который говорят инвестирует сюда собственный капитал. Он же по миру поездил, видел, знает в чем ценность и как оно там есть и тут должно быть. Странно, почему он допускает такой беспредел. Если так и дальше пойдет, то экосистема так изменится, что не будет в тех местах снега, на пустырях он не задерживается, таять тут же будет в пустынных местностях. А полгода делать его пушками неэффективно в экономическом смысле.
    Блин, ладно инвесторы о природе не думают, но как-то ж должны они просчитывать те убытки, которые понесут в результате исчезновения растений на Романтике.
    Честно говоря, вот такие критические статьи они вообще не для людей — что людям с того, как там в Архызе, народ там не хозяин. Это уже земля частника, инвесторов.

    Ответить на этот комментарий
  6. Абаза
    Абаза 26 Октябрь, 2015, 23:54

    35 лет назад катался на лыжах, называлась Лунная поляна. Было и романтично, очень красиво, дух захватывало. Был недавно в п. Романтик несколько раз, по работе(не отдых). Не понравилось. Как-то сиротливо, голо и неуютно. . Люди между собой не общаются, каждый сам по себе. Романтик очень похож на нынешние супермаркеты: цех с автоматизированной линией (конвейер) для предоставления услуг и выкачки денег

    Ответить на этот комментарий
  7. Аноним
    Аноним 26 Октябрь, 2015, 23:29

    сколько бы не звучало критики в адрес автора но он молодец! правильно поднимает проблему. вокруг столько дифирамбов вокруг строительства Архыза но есть вот такие негативные моменты. надо относиться ко всему бережливо и делать аккуратно а не сносить все на корню

    Ответить на этот комментарий
  8. Аноним
    Аноним 26 Октябрь, 2015, 23:26
  9. Архызский парень ...
    Архызский парень ... 26 Октябрь, 2015, 22:48

    Не которые слова взяты с газеты прошлых лет… Заказ сто процентный, пусть этот стариков придет на телевидение … , это миф…

    Ответить на этот комментарий
  10. Аноним
    Аноним 26 Октябрь, 2015, 21:20

    к этой критике надо относиться спокойно. есть зерно во всем что написано. нельзя делать все по-варварски. нужно делать все бережно и с умом. а до международных стандартов далеко нам

    Ответить на этот комментарий
  11. Аноним
    Аноним 26 Октябрь, 2015, 21:19
  12. Мурат
    Мурат 26 Октябрь, 2015, 20:36

Написать комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.
Обязательные поля отмечены -*