«Главное — не санкции, а инициатива власти»

DerevРоссийский ответ на западные санкции практически сразу сделал сельское хозяйство одной из главных тем федеральной новостной повестки. Значительная часть представителей агробизнеса и отраслевых экспертов сходятся во мнении, что продуктовые контрсанкции действительно могут стать стимулом для отечественного АПК, но при этом требуется значительное усиление господдержки отрасли.

К такому выводу приходит и член Совета Федерации от Карачаево-Черкесии Вячеслав Дерев, прокомментировавший специально для «Кавказской политики» ситуацию в сельском хозяйстве региона.

По мнению Дерева, сами по себе ответные санкции не приведут к автоматическому улучшению ситуации в отрасли, но серьезный повод начать открытый разговор о многих ее застарелых проблемах действительно появился. И главное в этом разговоре, полагает наш собеседник, – организовать совместную работу бизнеса и власти.

Позиция Вячеслава Дерева основана на личном опыте, так сказать, по обе стороны баррикад. Один из самых первых предпринимателей Северного Кавказа, представитель бизнес-династии, которой принадлежат черкесский автозавод «Дервейс», холдинг «Меркурий-Агро» и ряд других активов, с 2011 года представляет свою родную республику в сенате, работая в комитете по аграрно-продовольственной политике и природопользованию.

Сегодня федеральная власть, убежден Дерев, должна давать как можно больше импульсов для развития сельского хозяйства: только так можно рассчитывать, что инициатива будет проявлена и на местах.

– Какова была ваша первая реакция на решение о вводе ответных продуктовых санкций?

– Я начинал заниматься бизнесом еще в советские времена, когда были цеховики, и видел многое. Санкции — это всегда временное явление, я бы особо не акцентировал этот момент. Меня сейчас гораздо больше беспокоят наши родные чиновники, чем санкции.

Чтобы бизнес развивался благополучно, ему нужны комфортные условия, и эти условия должна создавать власть. Хороший руководитель — тот, кто создает условия для бизнеса, потому что бизнес — это локомотив экономики.

– Согласны ли вы с мнением, что санкции дают шанс российским сельхозпроизводителям увеличить свою долю рынка?

– Санкции введены на год, а это не тот срок, за который можно что-то сделать в сельском хозяйстве. Не бывает быстрого агробизнеса — я, во всяком случае, такого не знаю.

Если раньше на реализацию проектов в АПК нужно было 8-10 лет и мы говорили, что это вполне ничего, то теперь уже есть возможность делать проекты по молоку продолжительностью 15 лет — это серьезный прорыв. Хотя на Западе на аграрные проекты часто отводится по 20-30 лет. Иными словами, поднять аграрную сферу можно, но для этого прежде всего должна быть поддержка со стороны государства.

Аграрный бизнес, аграрная сфера – это наиболее консервативная часть общества, и здесь влияние власти очень существенно. Причем это влияние должно ощущаться даже на местечковом уровне, а так происходит только в том случае, когда условиями для развития бизнеса занимается лично глава региона.

– В каких регионах Северного Кавказа, на ваш взгляд, властями сегодня созданы наиболее подходящие условия для ускоренного развития АПК?

– Я не владею ситуацией по всем регионам, могу говорить только о трех субъектах, где мы ведем бизнес — Карачаево-Черкесии, Адыгее и Кабардино-Балкарии.

У себя дома, в Карачаево-Черкесии, я вижу внимание главы республики к бизнесу. То же самое могу сказать об Адыгее, где глава создает очень комфортную общеполитическую атмосферу. Отдельно хотел бы упомянуть премьер-министра этой республики Мурата Кумпилова – по моему мнению, это один из лучших глав правительств в регионах Северного Кавказа.

В Кабардино-Балкарии, где мы уже шесть лет готовимся реализовать проект по молоку, все сложнее. В этой республике недавно произошла смена власти, но мы надеемся, что уже в недалеком будущем наши проекты там получат должную поддержку.

– Смена руководства в КБР существенно отразилась на отношениях власти и бизнеса в этой республике?

– Смена руководства — это всегда переходный период, я никогда не видел, чтобы такого периода не было. И если из-за смены власти ситуация в регионе полностью меняется, то это для бизнеса страшнее, чем пресловутые санкции.

В Кабардино-Балкарии смена власти, ее новый стиль нами действительно ощущаются, даже на уровне глав районов, и не могу сказать, что новое руководство мы восприняли легко.  Но мы с надеждой смотрим на осень, когда после выборов главы республики начнет работать новая команда. Пока мы видим, что новый глава знакомится с ситуацией.

– Как вы оцениваете вклад в развитие АПК Кабардино-Балкарии ее предыдущего руководителя?

– Арсен Баширович Каноков очень много сделал для этой отрасли. Могу судить по нашему бизнесу. Представьте, что такое – прийти в республику, которая тебе, конечно, не чужая, но все же это другой субъект федерации, и получить правильное отношение от ее руководства.

Мы считаем, что таким же образом должен действовать и новый глава КБР Юрий Коков. Ему необходимо сейчас собрать бизнес республики и вместе с ним обсудить перспективы развития.

Это и называется совместной работой власти и бизнеса. Ведь в разных ситуациях власть может тебя видеть, а может и не видеть — а от этого, в конечном итоге, зависит твой результат.

– Насколько, по вашей оценке, изменится политика банков в отношении к сельхозпроизводителям? Можно ли ожидать, что в связи с необходимостью создания импортозамещающих производств условия кредитования АПК станут более мягкими?

– Банкам будет сложнее, чем сейчас, да и нам тоже, я тут не хотел бы ненужных иллюзий. Но и это можно пережить – главное, чтобы локомотивом в АПК были те фирмы, которые уже показали себя, и отношение к ним должно быть другое.

Если бизнес состоялся, зачем еще что-то новое искать? Дайте работать тем, кто уже это делает. Особенно в сельском хозяйстве. Ведь чиновники или силовики, когда злобствуют в отношении аграриев, не могут понять, что с 10 заработанных рублей человек только рубль тратит на себя, а остальное уходит в инвестиции.

Да, бизнес не безгрешен, главная задача бизнеса – это скорость, поэтому действовать приходится быстро, и естественно, что порой бизнес «фолит». Но бизнесмены же в большинстве своем не тратят заработанные деньги на то, чтобы купить десятую машину, построить пятый дом или обзавестись своим футбольным клубом — они вкладывают в развитие своего дела. Но и машины, дома, футбольные команды — тоже все только позитив.

– Ожидаете ли вы, что в связи с последними событиями в республиках Северного Кавказа, где запрещена приватизация земель сельхозназначения, произойдут какие-то качественные сдвиги в решении земельного вопроса?

– Я понимаю, что на решении этого вопроса надо настаивать, но относиться к нему надо очень и очень осторожно. В каждой республике уже сформировался определенный круг людей и компаний, имеющих земельные ресурсы, и поэтому действовать нужно так, чтобы никому не навредить.

Например, у нас есть земля в Кабардино-Балкарии, но мы — компания из другой республики, и такие компании прежде всего должны понимать, как будет проходить земельная реформа по отношению к ним. Восемь лет назад, когда мы эту землю брали, желающих на нее не было, а теперь, когда наш проект состоялся, неожиданно поднялся крик, что землю отдали не тем.

– Насколько серьезно, по вашей оценке, земельный вопрос в тех республиках, где вы работаете, переплетен с национальным?

– Безусловно, эта связь есть, поэтому в решении земельного вопроса все должно быть абсолютно прозрачно, предельно корректно и осторожно, без резких движений, и тема земли должна открыто обсуждаться.

Мы в Карачаево-Черкесии помним 99-й год, и мы заплатили дорогую цену, чтобы пережить ту сложную ситуацию в межнациональных отношениях, в которой принимал участие мой старший брат, уже ушедший из жизни.

– Вы довольны тем, как нынешний глава Карачаево-Черкесии подходит к межнациональным отношениям?

– С Рашидом Бориспиевичем Темрезовым у нас есть взаимопонимание, я все же сенатор от главы республики, представляю интересы исполнительной власти Карачаево-Черкесии в Совете Федерации.

Не могу сказать, что у нас в республике все просто, но глава предпринимает большие усилия для достижения межнационального согласия. А для нас это задачка непростая, потому что напряжение в республике было серьезное. Но, повторю, мы видим, что глава республики серьезно работает в этом направлении.

– Если вернуться к теме АПК, то какие усилия сейчас, на ваш взгляд, должны предпринять власти, чтобы «пар» от санкций не ушел в свисток?

– Я думаю, что должно быть больше импульсов от центральной власти — в таком случае больше шансов, что они дойдут до регионов. Тема поддержки сельского хозяйства должна постоянно обсуждаться и подниматься на разных уровнях. Все, в конечном итоге, сводится к инициативе власти, и сейчас самое время пересмотреть многие вещи.

Почему сейчас выходит так, что на одинаковой земле получается совершенно разный результат? Я не хочу кого-то называть поименно, но бывает так, что в одном районе развивается бизнес, идет благоустройство, а в другом, соседнем, поля амброзией заросли.

В Новой Зеландии трое фермеров обслуживают 800 коров, а у нас в одном муниципальном районе восемь чиновников дурака валяют – и толку никакого. И зачем вообще эти восемь чиновников, если двое могут справиться?

– По каким продуктам питания на Северном Кавказе может быть наиболее эффективно организовано импортозамещение?

– Овощи и фрукты — все, кроме экзотических видов, Северный Кавказ для России может обеспечить. Конечно, негативное воздействие санкций мы еще почувствуем, но Северный Кавказ способен на многое.

Хотя есть определенные тревожные моменты. Например, своей селекции в молочном животноводстве у нас сейчас просто нет – откуда ее брать? Разве что из Новой Зеландии, которая не попала под санкции. Хотя в мясном направлении у Кавказа потенциал огромный, в том числе по свинине.

– Насколько это согласуется с конфессиональной спецификой региона?

– Послушайте, а почему не делать проекты там, где для этого есть условия? У нас в Прохладненском районе Кабардино-Балкарии стоит свинокомплекс и никому особо не мешает. Там, где есть традиции определенных производств, их нужно развивать и давать им приоритет.

– С чего, на ваш взгляд, нужно начинать?

– Необходимо взять за модель одну из республик Северного Кавказа, где уже есть успехи в сельском хозяйстве — это может быть и Карачаево-Черкесия, и Кабардино-Балкария, и другие республики — и переносить этот опыт на другие территории. Но при этом нужно не друг с другом соревноваться, а ориентироваться на мировые достижения.

Когда мне агроном говорит: Вячеслав Эдуардович, у нас прекрасная урожайность, 40-50 центнеров с гектара, лучше, чем в других республиках, я отвечаю: ты не с ними соревнуйся, а с теми странами, где урожайность 120 центнеров.

Но все же главное — это консолидация власти, бизнеса и общества, и это — непосредственная задача для руководителей регионов.

Справка «Кавказской политики»: Вячеслав Эдуардович Дерев родился в 1949 году в ауле Адыге-Хабль (Карачаево-Черкесия). Закончил Северо-Кавказскую государственную гуманитарно-технологическую академию. Карьеру в бизнесе начинал в 1980-х годах, возглавлял холдинг «Меркурий-Агро», автозавод «Дервейс». Инициатор ряда крупных инвестпроектов в АПК на территории Карачаево-Черкесии, Кабардино-Балкарии, Адыгеи.

Был избран депутатом Народного Собрания Карачаево-Черкесской Республики четвертого созыва, работал на непостоянной основе. В апреле 2011 года стал членом Совета Федерации от исполнительного органа власти Карачаево-Черкесской Республики, работает в комитете по аграрно-продовольственной политике и природопользованию. 

Беседовал Николай Проценко, заместитель главного редактора журнала «Эксперт ЮГ», специально для «Кавказской политики».

Категория: Экономика

Комментарии

  1. Leyla Archel
    Leyla Archel 2 Сентябрь, 2014, 19:09

    Вот и ответ на наши санкции в Евросоюзе предлагают расширить санкции против России, ограничив экспорт товаров двойного назначения и дополнительно ужесточить доступ российских компаний на рынок иностранного капитала .

    Ответить на этот комментарий

Написать комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.
Обязательные поля отмечены -*