В Черкесске мальчика-инвалида «замуровали» в собственном доме

7e8999e38ce93d33c2910f3687083567_resize_w_1140_h_696

Халупу, в которой вместе со своим тяжелобольным сыном живет Айшат Эбзеева, окружил пристройкой сосед

Беды, с которыми на протяжении многих лет живет Айшат Эбзеева из Черкесска, можно перечислять бесконечно долго. Не дай Бог каждому и толики всех свалившихся на женщину страданий. Она сама воспитывает двоих сыновей. Один из них — 11-летний Тамерлан – очень болен. У мальчика тяжелая форма ДЦП и еще несколько страшных заболеваний. Айшат с этим смирилась, изо дня в день она заботится о ребенке-инвалиде и старается подарить ему хоть какую-то радость в жизни, пишет NEWS-R.

И вот пришла беда, откуда не ждали. Сосед Эбзееевой, который, разумеется, прекрасно знает ее ситуацию, взял и практически окружил четверть дома женщины с двух сторон стеной. Получается, во-первых, он вторгся на чужую землю. А во-вторых, полностью перекрыл одно из окошек. Вентиляции в комнатах теперь почти нет. Стало меньше и света, лишают его Тамерлана вместе с мамой и братом в какой-то степени и местные чиновники. Впрочем, обо всем по порядку.

Пар изо рта и дыра в крыше

Сейчас Айшат Эбзеева, если можно так выразиться, немного расширила свое жизненное пространство. С помощью родственников и собственных мизерных накоплений женщина возвела крохотную пристройку к доставшейся ей от свекрови частичке дома.

Чтобы собрать хоть какие-то деньги, она очень долго ночами шила вещи на заказ. В другое время такой возможности у женщины не было, ведь за больным сыном нужен постоянный уход. Вот и получается, что подзаработать, выходит, можно только после заката.

d68f622e50dd3f4152c73a5dfb861fab

— Вы знаете, я ведь пристройку еще и ради моего второго ребенка соорудила. Мурадину 14 лет. Днем он в школе, а ночью отдыхать должен. Тамерлан же у меня почти не спит в это время суток, — объяснила NEWS-R Айшат. – Вот и приходится как-то выходить из положения….

Но пристройка пристройкой, а ремонт в ней, да и вообще в том жилище, где вынуждена ютиться семья, просто необходим. Ведь дом по Международной, 28 возвели еще в далеком 1917 году. Сто лет в обед, как говорится. По словам Эбзеевой, во время дождя с потолка часто капает вода. В пристройке во время сильных холодов находиться весьма проблематично, холодно так, что пар изо рта идет.

— Куда я только не обращалась, — вспоминает женщина. – Приходили чиновники из местной администрации, головами качали, обещали помочь. А потом в один прекрасный день нагрянула комиссия и вынесла вердикт — строение ремонту не подлежит. Вот и все. Нет, говорят, такой статьи в бюджете, чтобы вам помогать. Сдавайте, посоветовали, сына в реабилитационный центр. Устраивайтесь, как полагается, на работу и копите на свой капремонт, если хотите.

После всего этого учудил как раз и сосед. Поняв, что женщине уже терять нечего, как и ее недвижимости, он за весьма короткий срок соорудил свою пристройку впритык к стене.

— В ванной теперь появился грибок, везде сыростью воняет, мы все трое дышим этой гадостью, — добавляет Айшат. – Но мои слова, что его действия незаконные, сосед только рукой махнул. Мне все равно, говорит.

Пыталась женщина найти справедливость в черкесской мэрии. Но там ей только в суд посоветовали сходить. А когда всем этим заниматься, спрашивается, если Тамерлана необходимо кормить каждые два часа?

Ребенок с таким диагнозом нам не нужен!

Если говорить научным языком, то у 11-летнего Тамерлана с рождения детский церебральный паралич. А еще сочетанный порок развития головного мозга, вторичная микроцефалия и эпилепсия. Два года назад у ребенка выявили также серьезные проблемы с пищеводом, для чего на консультацию Айшат два раза ездила с сыном в Москву.

Что касается основного недуга мальчика, то он неизлечим. Однако при правильном уходе жить с ним вполне можно. Но и тут несчастной семье не повезло. Несмотря на его тяжелое положение, парнишке отказывают даже в реабилитации.

ce1a67ede6aa7a1e69adb11aca44accf

— Специализированные центры в Карачаево-Черкессии нас не принимают. Говорят, с таким диагнозом, как у Тамерлана, мы его не возьмем. Он нам такой не нужен. Не хотим просто брать на себя чересчур большую ответственность, — сетует Айшат. — И даже в Нальчике, где мы уже проходили один раз реабилитацию, сказали: «Ему как-то стало плохо, чуть не умер, еле в реанимации откачали. Больше не хотим таких встрясок».

И так в каждом профильном медучреждении.

Сейчас женщина практически свыклась с мыслью, что помощи ждать ей неоткуда. Айшат даже не знает, где взять денег на специализированную кровать для переноски неходячего сына. Стоит она 120 тысяч рублей. А месячный доход Эбзеевой составляет всего 19 тысяч. Это вместе с пенсией по инвалидности. А еще троим членам семьи надо что-то есть, как-то одеваться и тратиться на другие необходимые вещи. Муж, который развелся с Айшат практически сразу после рождения Тамерлана, никак семье не помогает. С него даже алименты нельзя взыскать, поскольку мужчина сейчас серьезно болен.

Женщина хочет только одного — чтобы создали хоть какие-то условия, в которых она могла бы нормально заботиться о своем сыне.

ЗВОНОК В АДМИНИСТРАЦИЮ

Актуальное обращение было только в мае

В администрации Черкесска скрывать не стали — да, Айшат Эбзеева неоднократно обращалась за помощью. Но дело в том, что все письма по улучшению жилищных условий относятся ко времени, когда в городской мэрии работали совсем другие чиновники. После просмотра документов женщины, о которых властям напомнил NEWS-R, в администрации заверили, что всегда готовы помочь жительнице Черкесска.

— Последнее актуальное обращение от Эбзеевой об оказании ей материальной помощи для покупки спецкроватки для ребенка поступало к нам в мае нынешнего года, — отметили в пресс-службе городской мэрии. – И ей была оказана помощь в размере 20 тысяч рублей. Что касается условий проживания, то горожанке необходимо прийти на прием или отправить письмо в администрацию. И потом оно будет рассмотрено в соответствующем управлении. Лишь после этого будет принято решение о финансовой или иной помощи, если таковая предусмотрена в данном случае действующим законодательством.

В общем, неравную битву с чиновниками за нормальную жизнь больного сына женщине придется продолжать. Искать время и силы, ходить, писать, умолять. И может быть, кто-то поможет. Когда-нибудь. Частично.

Уважаемые читатели, если вы хотите помочь Тамерлану и его семье, то любую сумму можно перевести на сберкарту Айшат 6390 0260 9007 1708 98.

Категория: Общество

Комментарии

  1. Эбзеева Айшат
    Эбзеева Айшат 1 Январь, 2018, 19:58

    Спасибо всем которые подерживают меня.

    Ответить на этот комментарий
  2. Аноним
    Аноним 13 Декабрь, 2017, 18:41

    Меня зовут Светлана. Я инвалид. Передвигаюсь на коляске. После травмы прошло уже 11 лет. Страдаю все это время от сильных болей.Я живу у мужа в хорошей благоустроенной квартире. Мне повезло, что муж и свекр убрали все пороги, сняли лишние двери, соединили санузел.Но живем мы на 3 этаже. Самостоятельно я не могу попасть на улицу. Не бываю на улице годами. Это очень тяжело, когда нет возможности выйти на свободу.Мне иногда кажется, что я в заключении, вот только преступления я не совершала. В поликлинике сделан пандус, но самостоятельно въехать по нему нет возможности. Положена слишком скользкая плитка.В сырую погоду или зимой скользко так,что это даже опасно для здоровых людей, которые помогают инвалиду на коляске. Я сломала ногу и вынуждена была ехать в травмпункт. Два здоровых мужчины с трудом смогли вкатить меня по этому пандусу. И это в поликлинику, промолчу уже об остальных «доступных» местах. Мне есть с чем сравнить. Я была в городе Саки в Крыму. Дороги там плохие, но там можно самостоятельно съездить в любой магазин, парикмахерскую. Жаль только,что путевок в санатории для спинальников НЕ ДАЮТ,только если москвичам.А ведь пока Крым относился к Украине инвалиды могли приехать и получить лечение в сенаториях, пусть и за деньги, но это были суммы доступные для инвалидов и их семей. Теперь стоимость возросла в 3 раза. И это стало не доступным для большинства инвалидов. Для меня это равносильно, как перекрыть кислород. Вот ты могла хотябы 1 раз в год наслаждаться свободой и общением и вдруг больше не можешь. Хоть в петлю лезь. Зато везде говорят о доступной среде. Но это все вранье. Для инвалидов нет никакой среды.НЕт никакой жизни. И не БУДЕТ! Но это не значит, что нужно смириться. Нужно бороться, добиваться хотя бы того, что положено по закону, а нас всегда норовят обмануть,обделить.

    Ответить на этот комментарий
  3. Аноним
    Аноним 13 Декабрь, 2017, 18:31

    Мэрия вместо плиток на тротуары потратилась бы на детей инвалидов, а мы, горожане, можем и по асфальту ходить. Как можно отказывать матери с таким ребенком,еще соседу позволяют захватить землю этой несчастной женщины.

    Ответить на этот комментарий
  4. Аноним
    Аноним 13 Декабрь, 2017, 17:36

    Давайте найдем тех чиновников которые посоветовали бедной женщине сдать ребенка. И отправим их туда.

    Ответить на этот комментарий
    • Аноним
      Аноним 18 Декабрь, 2017, 16:59

      Давайте найдём и тех, кто посоветовал обратиться в суд и судится с соседом, который все нормы градостроительства и человечности нарушил. Если все проблемы горожане будут решать в судебном порядке, то зачем в кабинетах Мэрии держать работников да и депутаты зачем?

      Ответить на этот комментарий
  5. Инв
    Инв 13 Декабрь, 2017, 12:41

    А у нас всё строят «доступную среду»,сколько интересно потрачено на пандусы, по которым никто никогда не ходит и на все остальное?

    Ответить на этот комментарий

Написать комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.
Обязательные поля отмечены -*