«Cito» и особенности лечения в КЧРКБ

«Cito» и особенности лечения в КЧРКБЕсли вы давно не видели республиканскую больницу — стоит посмотреть. Капитально отремонтированные и реконструированные здания, приведенные в порядок прилегающие территории — облик ЛПУ изменился поразительно. И эти изменения видны не только во внешнем декоре зданий, скверах с ажурной оградой, фонарями, покрытых плиткой аллеях. Они заметны и во внутренней отделке коридоров, палат, кабинетов с новыми евроокнами, мебелью, блеском полов, дверей и стен. Невольно задумаешься: сколько колоссальных средств было потрачено на это, сколько вложено труда, какое внимание уделяет власть новой России улучшению здоровья населения.

Но не спешите попасть в палаты этой больницы в качестве пациента. Почему? Поделюсь личным опытом. 25 февраля т. г. по неосторожности среди ночи я выпил вместо сока уксусную кислоту. Естественно, получил ожог пищевода и гортани. И как следствие: изжога, икота, кашель, давление под 200, пульс за 100. Подавленность. Ни сна, ни аппетита. Утром 26-го вызвал скорую. Медики приехали незамедлительно. Опросили, сделали соответствующие уколы и с постельным бельём доставили в приёмную республиканской больницы.

Скорая уехала, а меня вскоре направили с листком скорой помощи на 7-й этаж для получения помощи. Но помощи не оказали под тем предлогом, что нет заключения эндоскописта, и отправили обратно, в приёмную. С пометкой «Citо» доктор в приёмной Фатима Касаева (фамилию узнал позже) направила меня в поликлинику к эндоскописту. И вот жду я этого эндоскописта час, два и более. Оказывается, она на совещании, которые здесь проводятся строго по четвергам в это время, о чем, думаю, в приемной должны были знать. Я — пожилой человек (78 лет), у меня кашель, изжога, икота, рвота, учащенное сердцебиение и вид такой, что медсестра этого отделения поликлиники вынесла мне стул, дважды воды приносила, беспокоилась, утешала, звонила. В третьем часу эндоскопист (Чемаева Б.Д.) пришла, и сразу — через горло зонд. (После этого я уже не мог глотать). Пишет справку. Заключение:
1. Ожог, эрозивное язвенное повреждение пищевода.
2. В полости желудка пища! (для ясности: паралич ЖКТ).

Со справкой возвращаюсь в приёмную. Ознакомившись с ней, доктор Касаева уже не отправляет меня на 7-й этаж. Она заявляет: «Теперь обращайтесь с этой справкой к хирургам горбольницы. Они решат». «А зачем же вы канителили, мучили меня? — возмутился я. — Зачем к вам привезли?.. Помогите!». Но, руководствуясь, видимо, соображением не испортить показатели выживаемости пациентов, Ф. Касаева категорично заявила: «Мы принимаем сельских больных, а городских – городская. Не просите», — и вручила мне справку.

Возражать и будить чувство гуманности у меня больше не было сил. Еле держался на ногах. На такси добрался домой и… пролежал без сна и еды двое суток. А 28 февраля вызвал скорую снова. Приехала. Снова уколы: обезболивающие и от тахикардии. Везут опять в республиканскую больницу. Я возражаю, поясняю, что надо в городскую, что в республиканской меня уже раз не приняли. «Нет, — уверяют, — примут». Привезли. Фельдшер «Скорой помощи» Мадина Ахмедова вроде бы договорилась (опять же с Ф. Касаевой), что меня положат на стационарное лечение. И уехала. Доктор (Касаева) приказала подождать в коридоре до приезда хирурга отделения.

Минут через… сорок он пришел. Ознакомившись со справкой, заявил: «Идите в поликлинику. Пусть эндоскопист сделает назначение лечения». Я возразил: «Накануне мне три часа пришлось там мучиться. И снова?! Вы же сами можете сделать назначение». Он согласился. На клочке бумаги отписал, каких, сколько принимать лекарств. Автографа своего не поставил. А бейджика на нем не было.

— Хирургического вмешательства не требуется, — заключил он. — А это можно и дома.
— Но мне бы капельницы. Я ослаб. Без еды уже четыре дня, — попросил я.
Но он пожал плечами и ушел.

Дома мне полегчало, но не совсем. Второго марта я снова вызвал скорую. Приехала, к счастью, та же фельдшер (Мадина Ахмедова). Удивилась, что я не в больнице. Сделала укол и предложила ехать…. в республиканскую больницу. Я в письменной форме отказался туда ехать, «так как они дважды не приняли меня». Фельдшер, выразив сожаление, сделала опять какие надо уколы и обстоятельно пояснила, какие лекарства и когда принимать, что, когда, сколько и в каком виде кушать. Уехала.

Но четвертого марта мне стало вновь невмоготу. Вызвал скорую и согласился ехать… в городскую больницу. В приемной горбольницы, ознакомившись со справкой эндоскописта, долго с кем-то созванивались и той же скорой отправили меня в… республиканскую больницу. Приняла меня опять же Ф. Касаева. Выразила испуг и удивление (видимо, оттого, что я еще живой) и не сразу, а после сдачи анализов и обследования на ЭКГ направила в сопровождении медсестры в хирургическое отделение № 1. Здесь сделали пять капельниц, много уколов. Стало значительно легче.

Возникает вопрос: всех ли больных так же принимает республиканская больница или не всех. И что служит критерием: социальное, возрастное, национальное или предсмертное состояние пациента? Смею утверждать: не всех! Буквально на следующий день моей госпитализации в нашу палату поступил больной — молодой человек спортивного вида из Джегуты в сопровождении полдюжины таких же молодцов, медсестры, хирурга и даже милиционера. Он жаловался на колики в желудке. Его уложили, сделали обезболивающий укол, капельницу, а уже потом и анализы взяли. Подозревая желудочное кровотечение, тут же ввели зонды-трубочки. Это для вытяжки желудочного сока. К счастью, опасение на счет кровотечения не подтвердилось. На другой день молодой человек с удовольствием ел хычины, манты и запивал соком. Предложил и мне. Я отказался. По диете мясное не подходило.

В обед я первый раз пошел в столовую.
— На первое суп, — попросил я, — на второе…
— А второго нет! Закончилось, — сказала мне раздатчица и развела руками. Я удивился и удалился.

На второй день повторилось то же. Суп, а второго не досталось. Я уже возмутился и попросил хотя бы гречневого гарнира.
— Гречка закончилась, — отрубила раздатчица. — Вот макароны отварные и капуста. Пожалуйста, — и положила в мою чашку макароны длиной в палец и щепотку подкрашенной капусты.

«Как же так, — задумался я, — на стене столовой стенд, где в рамках 8 (восемь) вариантов диет, а на деле даже и одного нет. Не хватает. И это при том, что процентов 30-40 больных в столовую не ходят, питаются домашней едой. А если из дому принести некому? Как мне, одинокому. Тогда что? По миру идти? Есть, правда, магазин. Но там из мясного: копченые куры, колбасы. А они вразрез с диетой, которая для больных желудком, как известно, — лучшее лекарство».

На третий день второе мне все же досталось. Я был в числе первых. Но, знаете, и в число первоочередников попасть сложно. В столовой настенного расписания завтрака, обеда, ужина нет! Еда отпускается по усмотрению раздатчицы: в течение часа и более. Так что больные с тарелками приходят, стоят — стоят, а порой и уходят не солоно хлебавши.

Так, 11 марта, в день своей выписки, я проголодался и решил позавтракать основательно. Пришел в столовую к 9-00. Прошло 20, 30, 40 минут — не открывают. Больные подходили, стояли — стояли с чашками-тарелками, повозмущались и разошлись. Но я решил стоять до конца. А тут увидел проходящего мимо заведующего отделением Татаршао.

— Мухарби Хаджи-Бекирович, — обратился я к нему, — а почему сегодня завтрак отменили? По случаю Великого поста?
— Вы из какой палаты?! — спросил он меня сердито, от чего мне стало как-то не по себе.
— Из сто третьей, — ответил я. Он посмотрел на меня строго, очень строго, и ушел. В сторону столовой даже не взглянул.

Но я остался. В 10-05 двери столовой отворились, и я был удивлен тем, что раздатчица… завтракает. Она вскочила и со словами: «Раз вы один, я вам даже молочка добавлю», — отпустила каши. Спрашивается, на что это похоже? Беспредел!

Нельзя умолчать и о бытовом «обличии» отделения. На стенах висят предупреждающие объявления: «В верхней одежде не входить», «На подоконники не садиться». А куда девать одежду, если общая гардеробная больницы только для ее персонала и замкнута? И куда садиться посетителям и больным, если ни в палатах, ни в холлах стульев нет? Скажем, в этом отделении три холла. В первом столик и два стула из железа и фанеры, каких теперь и на свалке не сыскать. Во втором холле ничего, кроме занавесок. В третьем с одной стороны большой аквариум с рыбками и, скопом в углу, посудины с цветами, а с другой стороны штабелями сложены оконные рамы, двери, каталки. И ни одного стула. Картина неприглядная. Вот и садятся люди на подоконники, а больные прячут одежду под матрацами.

Справедливости ради замечу, что так не во всех отделениях. Например, в отделении сердечно-сосудистой хирургии, что располагается напротив, в холлах и цветы расставлены как надо, и столы и скамейки модные, под стать облику помещении, и шкафы для одежды есть. Бесспорно, заведующий отделением Татаршао Мухарби Хаджи-Бекирович — эрудит: и профессор, и доктор медицинских наук, и заслуженный врач РФ, и операции делает блестяще. Светило, без преувеличения. Но хотелось бы, чтобы его свет распространялся и на столовую, и на быт, и на состояние подушек и матрацев (они в отделении, похоже, ещё с 80-х годов прошлого века)….

Выписался я из больницы в состоянии удовлетворительном. Желудок мой переваривает теперь, кажется, всё. Вот только отказывается организм «усвоить» пережитое в КЧРКБ. К тому же появилась сердечная боль и тахикардия. Этого раньше не было. И я в раздумье: обратиться мне снова к докторам или в суд.

В. СЫРОМЯТНИКОВ, пенсионер, в прошлом помощник депутата Госдумы РФ III и IV созывов Н. Залипухина.

День Республики

Категория: Права человека

Комментарии

  1. Luna
    Luna 11 Август, 2018, 19:27

    Просто слов нет,ужасная больница республиканская в сосудистая реанимация,дело в том что у них в палате очень духота и невозможно дышать если на улице стоит жара вот у них нет кондиционер и вентилятор и т.д чтобы хоть чуть воздух было если больной лежит в реанимация и проблемы с лёгким и очень тяжело дышать,питания тоже как то дают странно почему взрослому дают по 150гр каждый три часа а вообще то надо давать по 400-500грамм и потом и выше,поэтому слабый человек то был и слабый иммунитет,вот а я читала на счёт питания для реанимация нутризон или нутридинк и другие там очень хорошие комплимент и от него хорошо поправляется,вот говорят очень хорошие питания для реанимация и очень хвалят,вот я даже незнаю почему в черкесске больнице не берут питание нутризон и др,мой муж лежал в реанимация но кормили плохо и мало,и с лёгким не вылечили и он умер в этом больнице ,я все равно буду писать об этом чтобы было справедливости и правильно надо ухаживать и следить за больных, Я инвалид третье группа и мне так тяжело,но мне легче когда муж рядом а его не вернёшь то что не помогли я все надеялась что врачи помогут на все 100 % а оказывается все слабо,очень страшно попасть в больнице потому что умирают многие и шансы то нет а все люди же хотят жить и жить.Да и ещё родственника нужен чаще посещать в больных в реанимация больше времени а не то что приходим и пускают нас на 1-3 минут и все это очень мало,или лучше остаться вместе с больных, потому что и могут медсестры не ухаживать и не кормить больного мало ли что творится мы же не знаем что и как вот у меня муж так сильно худел а врачи незнают отчего так говорят что иммунитет слаб или температура и т.д,а то могут и мало кормят и т.д,лучше бы прибавили питания для реанимация нутризон и другие тогда бы и не было температура, и хорошо повышает иммунитет, и дыхание и сердечного бы исправился,а что там в черкесске врачи говорят че не спросить да не надо то лучше сами то что приготовить блюдо и кефир и т.д ,все и больше ничего, а то что у мужа был кашель и то что он не исправился с лёгким да лечение не подействовало можно было как подлечить или дорогую препарат хоть что нибудь если человек так хотел жить а врачи не смогли помочь даже ничем просто ужас,если это не купленная красный диплом ваши то должны лечения шансы а если просто купленная диплом и поэтому не помогли пациенты полностью выздоровления,то знай что у вас семьи могут куча проблемы даже вы ничем не сможите помочь.поэтому мне очень больно и обидно и не надо так говорит то что надеясь на бога и на его организм ,это тяжело слушать от врачей,я надеялась на врача выше поклон а они ничего не могут поделать лучше надо было меня оставить рядом с мужем и было бы хорошо а то и говорят не расположенно,у нас так не бывает,да я хотела увезти мужа на другую больницу есть специально перевозка скорая,а они сказали нельзя такой состояния.Ещё раз предупреждают что я буду 1000раз писать и жаловаться потому у меня маленький ребёнок которого остался без отца.Хотя спасибо врача которого делал операция в голове Нейрохирургии хотя я незнаю Фамилия И.О. а вот заведующая тоже спасибо но лучше бы не уходила в отпуск а помогла бы мужу подставить на ноги и мне теперь очень жаль что у вас слабо вышло.И так уже страшно попасть в больнице.Черкесск республиканская больница ул.Гвардейская 1.сосудистая реанимация.

    Ответить на этот комментарий
  2. 11
    11 29 Сентябрь, 2017, 12:31

    Опять эта безграмотная Касаева,уволить к чертям собачьим

    Ответить на этот комментарий
  3. Сергей
    Сергей 17 Май, 2016, 22:55

    Супруге утром стало плохо вызвать скорую, давление упало 60-40 липкий потом отдышка,кололи цитостатики , явный отек лёгких, повезли в реанимацию на второй этаж, была в сознании, что они там делали я не знаю мучили её 3 часа, в итоге вышли сказали извините она умерла!явная нехватка квалификации в таких случаях, был я в этой реанимации на 2 этаже похоже на кошару оклеяная обоями, я видел в Москве как выглядит настоящая реанимация эта просто 41год война, и нехватка мозгов.!!! А нам тут поют про то что у нас круто лож! И все хотят бобла! И даже за бабло работать как положено не хотят черствые как бревна! Не дай вам бог оценить реанимацию КЧРБ.

    Ответить на этот комментарий
  4. Доброжелатель
    Доброжелатель 30 Июнь, 2015, 15:30

    Да, сегодня огромное федеральное и республиканское внимание оказывается ЛПУ. Министр здравоохранения Карачаево-Черкесии Ирина Гербекава в настоящее время прикладывает все усилия на то, чтобы наладить дисциплину в медицинских учреждениях. Не так давно в Карачаево-Черкесии благодаря Главе региона Рашиду Темрезову открылись совершенно новые отделения, новейшее, современное оборудование в том числе кардиологическая реанимация. Сегодня отделение сосудистой хирургии готовится к операциям на сердце (инвазивная ренгенхирургия), такие операции проводятся только в Новосибирском ИИ и Санкт-Петербургском ИИ. Так вот господа, это все делается для нас, для народа… А то, что так получилось с гражданином (А) это чистая случайность..

    Ответить на этот комментарий
  5. Лара
    Лара 27 Май, 2015, 18:18

    Ужас! Просто нет слов. К сожалению во многих бюджетно-социальных учреждениях, очень часто ведут себя просто отвратительно: начинают вопить как резанные, хамят, перекладывают непосредственно свои прямые обязанности на третьих лиц и т.п. можно долго перечислять данный список. В поведении работников, абсолютно никакого морально-этического принципа. Надеюсь такие люди будут когда- нибудь, да наказаны.

    Ответить на этот комментарий
  6. Белка
    Белка 27 Май, 2015, 00:42

    Я даже не поверила сначала, что это написал кто-то из КЧР. Неужели есть еще здесь люди, которые умеют так хорошо писать? Без обид, просто констатация факта: складно, красиво, доходчиво и интересно на русском языке могут писать только русские.

    Ответить на этот комментарий
    • Аноним
      Аноним 27 Май, 2015, 00:53

      Ну не все же были двоечниками как ты. Даже ссылку на газету «День республики» не заметила. Вывод — текст был как минимум отредактирован.

      Ответить на этот комментарий
      • Ник
        Ник 27 Май, 2015, 20:57

        Автор статьи Сыромятников пишущий человек.его не нужно редактировать,он писатель

        Ответить на этот комментарий
      • Белка
        Белка 27 Май, 2015, 22:43

        Не поняла, за что такой наезд. Отличницей я была, если что. Заметила я ссылку на газету — первым делом посмотрела откуда этот материал. И что это меняет? Стиль Полины Семенченко, как минимум.

        А хамить не надо.

        Ответить на этот комментарий
    • Пациент
      Пациент 27 Май, 2015, 20:07

      Недавно лежал в Кисловодской ЦРБ, в урологии. Врач мастер, слов нет. Всё замечательно. Но вот приятно удивила обстановка. Всё блестит, евроокна, красивый кафель, регулируемые кровати, новенькая сантехника. Кормили вкусно и обильно. В общем как в дорогой клинике. Медсёстры сказали, что врач, фамилии не помню, звать Алибек, сделал ремонт за свои личные средства… В некоторых отделениях больницы сквозь протёртый линолеум с 90-х годов проступает стёртый в порошок цемент. Но больше всего поразила неестественная для такого места вежливость и обходительность медперсонала. Через дней пять я выпытал у раздатчицы пищи, здоровенной тётки с титаническим трудом сдерживающей желание кому нибудь нахамить, о причине такой обходительности с беззащитными пациентами. Та рассказала, что врач и завотделением берут медсестер на работу по конкурсу, с испытательным сроком. И во всех случаях жалоб больных разбираются лично. Т.е. в случае проступка коллеги, увольнение незамедлительно. Как она сказала «держат нас в тонусе». Вот так надо и в КЧРБ, держать в тонусе…

      Ответить на этот комментарий
    • Аноним
      Аноним 28 Май, 2015, 16:21

      Вас из прочитанного заинтересовал только один момент — кто автор? А суть изложенного не впечатлила?

      Ответить на этот комментарий
    • Аноним
      Аноним 10 Июнь, 2015, 10:53

      Текст отредактирован капитально. Написано же — «»День Республики, там сильные редакторы, как ни крути.

      Ответить на этот комментарий
  7. Ооо
    Ооо 26 Май, 2015, 22:49

    Недавно моя сестра упала со ступенек получила сотрясение. Скорая посоветовала вызвать на дом невропатолога, так как она из за головокружения и боли не могла идти. Записали в пятницу, врачь пришел через неделю. Посмотрев написала направление на срочную госпитализацию. Вызвали опять скорую, отвезли как положенно, прождали дежурного около часа. Осмотрел ее, потом направление и отправил домой со словами, что без Краева больных они не кладут в отделение, ну если только в крайних случаях когда человек без сознания, а так как вы в себе идите домой до понедельника…. Вот оно какое наше здравоохранение

    Ответить на этот комментарий
  8. Мурат
    Мурат 26 Май, 2015, 21:31

    Касаеву однозначно под суд за оставление человека в опасности. А вообще по этой публикации надеюсь будет назначена прокурор скан проверка больницы.

    Ответить на этот комментарий
  9. Аноним
    Аноним 26 Май, 2015, 17:32

    Из статьи становится понятно, каковы моральные принципы у работающих в больнице. Например, с какой стати в закрытой для пациентов столовой неторопливо трапезничает …раздатчица? Почему не хватает пациентам в обед — второго блюда? Что это за величественные манеры у Татаршао…? А Касаева — просто нет слов… С моралью все в порядке? Если наступил синдром профессиональной усталости, освобождайте рабочее место, уходите. Тут никакие ремонты не помогут, хоть золотом все выложите, впечатление удручающее.

    Ответить на этот комментарий
  10. Аноним
    Аноним 26 Май, 2015, 17:13

    Шила в мешке не утаишь

    Ответить на этот комментарий
  11. Аноним
    Аноним 26 Май, 2015, 16:57

    Говорят, «День республики» получила нагоняй от министра за эту публикацию.

    Ответить на этот комментарий

Написать комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.
Обязательные поля отмечены -*