«Жалобы на пытки прекратились!»

Жалобы на пытки прекратились КЧРОтношение к заключенным в Карачаево-Черкесии стало лучше?

Такое мнение в интервью «Кавказской политике» высказала руководитель Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) республики Асият Хабичева.

Общественная наблюдательная комиссия в местах принудительного содержания граждан КЧР отмечает положительные сдвиги в работе республиканского МВД и отдела ФСИН. По словам председателя ОНК Асият Хабичевой, за последние полгода комиссия не получила ни одной жалобы на избиение задержанных, а в следственный изолятор №1 ОФСИН России по КЧР не поступил ни один человек со следами пыток.

Новое руководство МВД по КЧР заинтересовано в повышении профессионального уровня своих подчиненных и строгом соблюдении ими федеральных законов, считает Асият Хабичева. В интервью «Кавказской политике» она рассказала о результатах взаимодействия ОНК с органами полиции и исправительными учреждениями.

На фото Асият Хабичева

На фото Асият Хабичева

— Асият Ахияевна, каким был прошедший год для ОНК КЧР? Удалось ли вам найти взаимопонимание с органами полиции и исправительными учреждениями? Ведь еще в начале этого года вы говорили, что есть жалобы от задержанных на пытки со стороны полицейских и давление во время следственных действий?

— Главное, что удалось сделать ОНК КЧР за последние два года, – это создать дискуссионную площадку для взаимодействия между общественностью и правоохранительной и правоприменительной системой. Мы сделали публично обсуждаемыми проблемы терроризма, ваххабизма, пыток, незаконных обвинений, неправомочных действий должностных лиц.

Посещение членами ОНК СИЗО №1 КЧР

Посещение членами ОНК СИЗО №1 КЧР

Когда тема становится публично обсуждаемой, вырабатывается общественное мнение, которое уже влияет на поведение должностных лиц и меняет ситуацию. Все наши мероприятия – и общественные слушания, и «круглые столы» – дали тот результат, которым мы хотим со всеми поделиться.

«Некая команда заходила в изолятор и методично избивала людей — камера за камерой» — Асият Хабичева

Сначала о работе следственного изолятора №1 ОФСИН России по КЧР. Изменения начались с назначением начальником ОФСИН Валерия Семенова. До этого, мы с вами знаем, были большие проблемы в СИЗО. Люди вскрывали себе вены. Некая команда заходила в изолятор и методично избивала людей — камера за камерой, и много еще чего было.

В ходе бесед стали выяснять, что некоторые задержанные недовольны ходом следствия, жаловались на применение пыток, выражали недовольство решениями судов и отношением представителей прокуратуры во время судебных процессов.

Посещение представителями ОНК пищеблока СИЗО №1 КЧР

Посещение представителями ОНК пищеблока СИЗО №1 КЧР

Тогда мы стали проводить просветительскую работу, объясняя, что если нет жалоб на работников СИЗО, не надо гнев свой выражать в стенах изолятора. Дали наши контакты, чтобы люди через адвокатов или родственников ставили нас в известность о своих проблемах во время следствия и судебных процессов. И параллельно проводили работу со структурами, на которые были жалобы.

— Так с какими проблемами сталкиваются заключенные сегодня?

— Сейчас все жалобы, полученные нами из СИЗО №1 ОФСИН России по КЧР, носят характер жалоб на действия следственных органов, судов и прокуратуры.

Многие жалуются на следствие. Бывает, что если человек ранее судим, то на него пытаются повесить другие преступления. Человек десять жаловались на то, что их посадили на 10-12 лет за убийства, которых они не совершали. Бывает и так, что человек убил неумышленно, а его обвиняют в умышленном убийстве. А это очень большой разрыв в сроках.

«Человек десять жаловались на то, что их посадили на 10-12 лет за убийства, которых они не совершали» — Асият Хабичева

Жаловались на то, что их заставляют под пытками давать показания против себя, брать на себя то, чего не совершали. Такое отношение нужно было изменить. И мы добились минимизации подобных явлений. Бывший прокурор Олег Панасенко за пять лет ни разу не отреагировал положительно на наши жалобы и жалобы адвокатов. Надеемся, что при новом прокуроре Александре Терещенко ситуация изменится.

Посещение членами ОНК учебного класса СИЗО №1 КЧР

Посещение членами ОНК учебного класса СИЗО №1 КЧР

К сожалению, во время следствия мы не имеем права вмешиваться в следственные мероприятия. Но если поступает жалоба на пытки, применение электричества, то, естественно, мы оперативно реагируем. На время следствия активным действующим лицом является адвокат. А наша задача иногда была в том, чтобы добиться допуска адвоката к подзащитному.

После того как следствие произведено и документы переданы в суд, они становятся публичными, и мы уже имеем право их изучать и обсуждать, через адвокатов влиять на процесс, поскольку мы не являемся стороной процесса.

Очень часто звонили адвокаты, приходилось людей буквально вырывать из лап тех, кто издевается над ними. Но в последние полгода пытки как таковые прекращены, в СИЗО ни один человек не поступил со следами пыток. Если бывают такие случаи, то они фиксируются в журналах медицинской части изолятора.

— Асият Ахияевна, как вы сами думаете, руководители региональных министерств внутренних дел заинтересованы в том, чтобы пытки прекратились?

— Я считаю, что наш министр Казимир Боташев заинтересован в этом, как и в том, чтобы повысить профессионализм полицейских. По другим регионам мы пока не располагаем данными. Но считаю, что общественность и все ОНК России должны добиваться, чтобы пытки как явление средневековой жестокости ушли из нашей жизни.

На фото: Министр внутренних дел по КЧР К.Боташев / Источник фото — 09.mvd.ru

С июня 2014 года к нам не поступило ни одной жалобы на избиения. Даже от адвокатов. Ведь раньше адвокаты часто обращались к нам, если их подзащитных пытали.

«В последние полгода пытки как таковые прекращены, в СИЗО ни один человек не поступил со следами пыток» — Асият Хабичева

В ИВС также прекращены избиения. Возможно, процесс ушел в тень. Но мы изучаем ситуацию. Проводим исследования, общаемся с родственниками задержанных, подследственных, обвиняемых. При выявлении подобных эксцессов наша реакция будет соответствующей.

Начальник ОМВД по Черкесску Владимир Корниенко на «круглом столе» 22 июня прошедшего года высказал мнение о том, что достичь идеальной ситуации невозможно, но минимизировать негативные явления можно, и это, на наш взгляд, на сегодня и достигнуто.

Поэтому на сегодняшний день эти позитивные изменения в работе полиции мы хотим отметить публично. И я прошу вас написать об этом: мы от имени общественности благодарим назначенного полтора года назад министром  внутренних дел по КЧР генерал-майора полиции КЧР Казимира Боташева и объявляем его «Человеком года».

Объявляем благодарность начальнику отдела МВД России по г.Черкесску полковнику полиции Владимиру Корниенко с вручением диплома «Общественное признание» за добросовестную службу, за позитивные изменения в работе всего отдела. Также дипломом «Общественное признание» награждается начальник ОФСИН России по КЧР полковник внутренней службы Валерий Семенов.

— Какие условия пребывания в следственном изоляторе №1 отдела ФСИН России по КЧР?

— В СИЗО имеется комната для длительных свиданий, равнозначная одноместному номеру гостиницы экономкласса с санузлом. Предоставляется она бесплатно. Также имеется учебный класс – все в хорошем состоянии.

Мы побывали в пищеблоке, проверили продукты, готовое меню – чистота, продукты качественные. Есть отремонтированные вновь камеры, иные – на очереди. Во всех камерах есть форточки, которые открываются с внутренней стороны, чтобы находящиеся там могли при необходимости проветривать помещения.

Кроме того, хочу поблагодарить Духовное управление мусульман КЧР, которое поддержало нашу инициативу обеспечить заключенных СИЗО новыми постельными принадлежностями. Во время праздника Ураза-байрам были завезены 300 силиконовых матрасов и 300 подушек. Благодарим лично муфтия Исмаила-хаджи Бердиева, который организовал эту работу. Ведь в СИЗО и ИК по всей России постели в ужасающем состоянии, потому что проходят частую санобработку.

— Давайте поговорим о медицинской помощи заключенным, вовремя ли она всегда оказывается?

— В декабре мы провели рейд в СИЗО №1 ОФСИН России по КЧР, проверив все техническое состояние по протоколу: медсанчасть, наличие лекарств. Все есть, но не всегда помощь оказывалась своевременно. Мы это поняли из жалоб людей. Были случаи, когда человеку нужно одно лекарство, а ему вводят другое – заменяющее.

Но на день нашей проверки жалоб не поступало. В помещении медчасти три небольшие комнаты, стерильная чистота, есть процедурная. Вновь прибывшие 10 дней находятся в отдельных камерах. За это время проводятся все анализы. Принимаются соответствующие меры. Предоставляется дополнительное питание людям с серьезными заболеваниями.

Посмотрели рентген-кабинет, один раз в год у заключенных проверяются легкие, в медчасти есть гинекологический кабинет.

— У нас в республике открыты новые помещения ИВС, некоторые ремонтируются. Насколько условия пребывания там соответствуют требованиям закона?

— В Карачаевске и Зеленчукском районе ИВС закрыты на ремонт, ИВС в Хабезском районе находится в более пригодном состоянии. Но скоро начнется строительство нового ИВС во дворе хабезской полиции. С назначением летом 2013 года Казимира Боташева министром внутренних дел на ремонт закрыты все ИВС, непригодные для нахождения в них людей, введены в эксплуатацию три новых ИВС, соответствующие нормативам.

В конце прошлого года мы провели рейд и проверили все ИВС по республике. На день проверки в ИВС г.Черкесска находилось десять человек, в хабезском — четыре человека. Примерно на таком уровне находится ситуация и в последующие дни. Закрытие ИВС на ремонт не способствовало увеличению спецконтингента в СИЗО №1 ОФСИН по КЧР.

​«Избиения и пытки в КЧР прекращены! Надеемся, навсегда. Преступления с участием полиции тоже снижены» — Асият Хабичева

Исследования показали, что коррупционный прессинг на самих полицейских снижен до минимума, это автоматически снизило прессинг полиции на население, что снизило и количество задержанных. По пустякам нет придирок и арестов, нет провокаций, нет предвзятого отношения к гражданам с целью наживы.

Избиения и пытки в КЧР прекращены! Надеемся, навсегда. Преступления с участием полиции тоже снижены, все это — очень хорошие показатели.

— Что вы можете сказать о взаимодействии ОНК и правоохранительных органов в общем по стране?

— Отношение полиции к ОНК вполне корректное, выстроен конструктивный диалог. В полиции нам не отказывают в проникновении в подконтрольные помещения. Мы всегда разговариваем с ними на языке закона, который они воспринимают адекватно.

У нас налажен конструктивный диалог с полицией и ОФСИН России по КЧР. Защищая нарушенные права, нельзя не замечать и положительного в работе полиции и других органов. На самом деле полиция делает очень тяжелую и непростую работу, борясь с преступностью — есть же и убийцы, и насильники, и те, кто преступает все нравственные категории и законы. Но мы хотим, чтобы полиция выполняла свою миссию законными методами и способами, действуя высокопрофессионально.

​«Хочется надеяться, что скоро КЧР станет примером гуманизации системы наказания и исправления» — Асият Хабичева

Очень хочется надеяться, что в скором времени Карачаево-Черкесская Республика может стать примером гуманизации системы наказания и исправления. Если каждый руководитель силовых структур наведет у себя порядок в ведомстве, ситуация ощутимо изменится.

Но хочу добавить, что деятельность всех правозащитников России не осталась незамеченной. Сегодня в Госдуме РФ находится законопроект, ужесточающий наказание на применение насилия и пыток должностными лицами в отношении граждан России вплоть до пожизненного заключения. Но действующий закон тоже достаточно суров. Мы выступаем за неотвратимость наказания, а не за его ужесточение.

— Вы говорите, что КЧР может стать примером гуманизации системы наказания. Тем не менее, вы все время напоминаете о негуманном отношении к 19 подросткам, которые находятся на скамье подсудимых по обвинению в ряде краж, грабежей и других преступлений средней тяжести. Это сироты и дети из неблагополучных семей, и вы жаловались на то, что процесс затянулся, просили, чтобы дела рассматривались по отдельности, а не в рамках одного судебного процесса. Вас услышали?

— Мы посчитали нужным контролировать это дело, как идут процессы в суде. В ноябре дважды встречались с ребятами, которые находятся в СИЗО. В последний раз, когда мы были с проверкой, опять в журнале наткнулись на то, что подсудимый Гетманов вернулся после суда с ушибленным ухом, гематома была. По этому факту уже разбираются.

Подростков 19 человек, шестеро сидят в СИЗО. У них 19 адвокатов, участвуют социальные службы, родители приходят. Процесс очень неповоротливый. Поэтому я бы очень хотела, чтобы было принято какое-то совместное решение суда, прокуратуры и Следственного комитета.

Я вообще подозреваю, хотя мне сами подростки и родители не говорят, что все нераскрытые мелкие преступления повесили на этих ребят. Их обвиняют по 120 эпизодам, и нет ни одной попытки хотя бы немного гуманизировать отношение к ним. У меня сложилось впечатление, что кто-то в этом очень сильно заинтересован.

Ася Капаева. «Кавказская политика»

Категория: Права человека

Комментарии

  1. аноним1
    аноним1 28 Январь, 2015, 21:52

    после вынесения на общее обозрение и обсуждение этой проблемы, наверное еще больше стали пытать и избивать заключенных под стражу людей,тем самым запугивая их, с целью прекращения ими подачи заявлений на сотрудников изолятора. вот и минимализация вам.

    Ответить на этот комментарий
  2. Аноним
    Аноним 13 Январь, 2015, 23:53

    Учитывая ту социальную среду в которой они находились им по три -четыре раза каждому за кражи, угоны и грабежи суды выносили наказание не связанное с лишением свободы, но если следовать вашему тезису то давайте выпустим из тюрем всех у кого тяжелое детство. Только все эти разглагольствования ровно до момента пока это коснулось вас . Мне приходилось видеть как подобные гуманисты, у которых вытащили магнитолу из машины, не говоря уже о чем-либо более серьезном, требовали отсечения руки и введения смертной казни. Из 19 в изоляторе только 6, остальные на свободе. А у тех которых грабили, у них нет права на безопасность? У девочки которой разорвали уши, чтобы сорвать сережки, у людей для которых их старые шестерки были главным источником заработка. Вы пообщайтесь с Гетмановым, который бросается на конвой, кроет судью матом, а потом хладнокровно объясняет, что на взрослую зону надо прийти в авторитете. Да жаль, что для него главный авторитет отец уголовник, да в 14 его мать не выдержала его издевательств над ней, того что он вынес из дома все и пытался задушить младшего брата сама написала на него заявление в милицию. Но сюсюканье и жалость ему тоже не помогут. Он был уверен, что если его не закроют. А скольких он втянул в это? А правозащитников, которые ведут себя подобным образом они не уважают, это называется развести лоха. Иное дело те кто оступился первый раз, у человека должен быть шанс вернуться к нормальной жизни. И здесь должны подключиться все службы. Многие из них уже имеют судимость, но все равно находятся под домашним арестом. Если бы процесс не шел бы так долго, то о чем бы Хабичева давала интервью? Если процессуальные нарушения есть то она должна была грамотно и аргументированно отстаивать их права, а когда к юристам приходит человек и говорит, что здесь она подозревает, там ей мерещится, а тут вмешались какие то силы, то на это всерьез никто реагировать не может.

    Ответить на этот комментарий
    • Анониму
      Анониму 14 Январь, 2015, 10:40

      Да у вас какие то личные счеты с Хабичевой. она все аргументировано говорит. и если где то неточности то не надо цепляться к словам. у нас даже высшие чины могут говорить неточно

      Ответить на этот комментарий
  3. Аноним
    Аноним 13 Январь, 2015, 13:42

    Правозащитник если он претендует на то чтобы его воспринимали всерьез не должен говорить » …. я подозреваю» и при этом не приводить никаких аргументов. Как же, сами подсудимые описывают детали каждого из совершенных преступлений, в суде хвастаются, сколько за ночь увели машин, описывают как именно, когда, что с этим делали. Количество обусловлено тем что группа большая -19 человек и период три года. А по поводу гуманности, куда больше? У некоторых 3-4 условных срока, и их закрыли только сейчас, потому что находясь на свободе они продолжают совершать новые преступления. Последний эпизод, находясь под домашним арестом, один из них месяц назад угнал машину, убегая от полиции совершил аварию, столкнувшись с машиной спецавтохозяйства и был задержан. А Хабичева рассуждает как бабка на завалинке: я подозреваю, у меня сложилось впечатление. Конкретики ноль. Только обсасывание этой темы.

    Ответить на этот комментарий
    • Аноним
      Аноним 13 Январь, 2015, 13:55

      Да что вы? Рассуждает она вполне логично. Нужно учитывать, что эти дети не по своей вине попали в плохие социальные условия. кого родители бросили, кто вообще не получил воспитания? держать их как стадо баранов уже больше года в одной клетке — вот это «гуманность»

      Ответить на этот комментарий
  4. Сара
    Сара 13 Январь, 2015, 11:14

    я думаю Хабичевой нет смысла говорить неправду на этот счет. она первая кто эту проблему всегда поднимала

    Ответить на этот комментарий
  5. Мурат
    Мурат 13 Январь, 2015, 10:13

    Если, все так как пишут в статье то это очень хорошие перемены для КЧР.

    Ответить на этот комментарий

Написать комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.
Обязательные поля отмечены -*